(одна история из реальной жизни)

Мужчины… Сколько нас не тыкай носом в лежащие под ногами грабли, все равно рано или поздно забываемся, и как следует хрясть нас по лбу… Да, больно, а что поделать, ведь такова жизнь! Как сейчас помню, был обычный зимний день, декабрь месяц. Целую неделю откровенно душили морозы под минус двадцать, но в ту самую коварную пятницу все беспринципно потаило, а на улице уже властвовала капель. Под ногами стало невыносимо скользко, поэтому люди, напоминая пингвинов, кое-как перебирались через наглые дороги, пересекающие путь на каждом шагу.
Мама, как обычно, вскочила спозаранку. Накинула на плечи халат. Через пару секунд она уже была на кухне. Чайник на огне, сосиски в кастрюльке… Зеркало. Зубная щетка… Всегда удивлялся, как она все успевает делать?!
Где-то через час кое-как оторвался от кровати отец: лицо помято, глаза закрыты, ну, в общем, ничего удивительного. Еще через час уже раскачался и я, неспешно вынырнув из-под горячего одеяла, натянув мельком на себя толстовку с капюшоном и отправившись в ванную комнату, чтобы хоть как-то придти в чувства после необъяснимого короткометражного сна.
Родители ускакали по своим рабочим местам, а я остался дома один, медленно доедая свой утренний бутерброд и попивая сладкий кофе. За окном солнечно. Жаль, что лучи не умеют прогревать тело человеку в такие холодные будни, а так бы цены зиме не было за ее красоту и уют. Дела при этом шли довольно успешно. Я сделал все, что только необходимо было завершить за день, а тут уже и обед нагрянул. Но, удивительно, отца не было (обычно он всегда успевал забежать к роднику, набрать там воды, прилетал на обед и меня заодно кормил, так как мне самому лень готовить!). Через полчаса раздался телефонный звонок. Отец предупредил, что сегодня не придет, так как на носу уже Новый год, а сотрудникам тоже иногда необходимо отдыхать. Ну, понятно… Я остался без обеда!
Переборов свою лень, оторвался от стула с письменным столом и направился на кухню, чтобы разогреть себе макароны. Процесс прошел успешно, а я уже через минут двадцать был сыт и доволен, что все же решился на этот нелегкий поступок.
Дальше день пробежал довольно-таки быстро. Солнце постепенно спряталось за туманную дымку. Зима уже больше походила на какую-то противную осень или весну. Гололед стал активнее напрягать проходящих по нему людей, по крайней мере, так мне показалось, когда мой взгляд утопал в окне.
Вечерело. Я нарядился потеплее, не смотря на стойкий ноль на градуснике за стеклом. Шапка, куртка, шарф, перчатки – все, как положено. В мои планы входило дойти до бабушки и сбросить напряжение за прошедшую неделю в бурлящей ванной. Однако пока ноги бороздили растаявшие наполовину снежные просторы, раздался звонок. Мама!

— Привет, мамуля!
— Ты не дома? – ответила она встревоженным голоском.
— Только ушел.
— Отец не появлялся? – усилилось напряжение.
— Нет… Не было его.

Звонок оборвался. Я попытался тут же перезвонить, но было занято. Заскочил в магазин. Ничего не купил и отправился дальше. Решил снова попробовать набрать заветный номер телефона и узнать, что же случилось.

— Мама! Ты так быстро положила трубку, что я даже не успел тебе сообщить о том, что направляюсь к бабушке с ночевкой.
— Хорошо. Отдыхай… Отцу не звонил?
— Да, нет же! А что случилось-то?

Интонация голоса матери сильно изменилась, а в мою голову начали просачиваться своеобразные мысли.

— Не могу ему дозвониться… Один раз получилось, но услышала какой-то грохот, а после этого ничего. Тишина, – ответила она.
— Может мне вернуться обратно или дойти до работы его? – уже волнительно вырвалось из моих уст.
— Нет, нет, иди отдыхай, сынуля!

Все-таки человек устроен так, что если хоть какая-то деталь немножко тревожит сердечко, все тело начинает ныть от этой самой проблемки. Доковыляв до бабушкиного порога, с трудом переступил через него и, неспешно скинув с плеч всю одежду, опустился на диван. В голове хаотично перебирались всякие мысли. Тревога не утихала ни на секунду. Рука сама опустилась в карман за телефон. Номер был тот же. Гудки продолжались еще долго, пока я не услышал знакомое «Да, сынуля?».

— Мам, это я, — произнес монотонно.
— Нашла его. Сейчас кое-как тащу домой. Скользко ужасно…

Тишина… Это невыносимо! Я тут же вскочил, сунул ноги в свои ботинки, руки – в куртку, набросил небрежно шапку и выскочил из двери. Хоть и старался идти, а не бежать, но дыхание периодически подводило, а ноги кое-как держались на этом предательском гололеде. «Господи, что же случилось? Что случилось?» — проносилось в моей голове. Мысли стремительно били по сердцу, а сердце итак устало биться от такой суровой дороги.

Минут через пятнадцать уже стоял у своей входной двери. Звонок. Дверь открыта. На полу лежит отец, весь грязный и насквозь мокрый. Рядом стоит уставшая мама, но с какой-то доброй улыбкой.

— Заходи! – произнесла нежно она.

Прошел. В очередной раз скинул сырые ботинки. Повесил куртку. Глаза обращены на отца. Запах алкоголя окутал нос.

— Что! Пьяный? Ах, ты скотина…

Невозможно было сдерживать свои эмоции. Как он мог? Через пару дней такой праздник, такой праздник… Нет, это просто уму непостижимо!

— Успокойся! – ласково сказала мама. – Главное, что успела!

Мы с ней зашли в комнату. Сели на мягкий диван. Сердце все еще билось так, будто я лечу по улице. Взгляд опустился на мамины руки – они дрожали. Она поймала мой взор и сказала, что просто устала его нести.

— Расскажи, мама, что случилось? – прорезался, наконец, голос.

Глаза ее наполнились неповторимой добротой, губы напряглись, руки немного успокоились от этой безостановочной тряски. Пару секунд посидев в тишине, она начала свою небольшую историю…

— Денек выдался тяжелый. После работы хотели с твоим отцом сходить за продуктами, ведь Новый год на носу, все дорожает, ну, ты понимаешь. У них как раз сегодня там какое-то мероприятие, естественно, без этого дела никуда (под «этим делом» мама подразумевала алкоголь). Договорились, что после работы он заскочит домой, а потом и за мной уже. Однако ни звонка, ничего. Первый раз позвонила сама, он ответил, что сейчас приедет начальство и все такое… Еще в первый раз меня посетило смутное чувство. Перезвонил уже через час сам, сказав, мол, я ему набирала. По разговору мне сразу стало понятно, что без спиртного тут дело не обошлось. Конечно же, велела идти домой, но в ответ всякие отговорки. После этого долго не могла дозвониться. В один прекрасный момент звонок был принят, но в трубке услышала непонятные звуки, а после телефон вовсе оказался вне зоны доступа.
Не дожидаясь окончания рабочего дня, рванула оттуда, что есть силы. Бежала к его работе. Зашла внутрь, получив неодобрительный взгляд со стороны вахтерши. Та уверенно говорила, что муж ушел, причем давно. Быстрее домой… Дома никого… Бросив сумки на пол, закрыла дверь и опять пустилась на поиски своего пропащего. Сердце просто кричало: «Ищи его! Скорее!» Что-то само меня потянуло к роднику, ну, к тому самому, где все время воду отец набирает. Бежала туда, как могла. Ох, этот спуск, ничего не было видно под ногами, да еще и лед. Кое-как спустилась и… Он лежал… Весь в этой ледяной воде, только голова была на отвисшей корке льда. Слезы чуть не хлынули. Но некогда было реветь. Бросилась к нему, уцепилась покрепче и начила тащить, тащить… Вытащила его. Тяжело, но что поделать. Как-то еще умудрилась нащупать рядом его телефон. Боже, твой отец, весь грязный, без сил, перебравший алкоголя, но живой, слава богу, живой! Сколько он там пролежал? Час? Два? Не могла выкинуть эти мысли. Нужно скорее нести его домой. Собрала все силы, подняла и начала тащить вверх. Ноги просто не поддавались этому льду, но никак иначе нельзя. Он вообще не может идти: падает и падает. Что же это за испытание мне такое? Кое-как вытащила, а до дому еще немало… Снова вперед, не останавливаясь ни на миг, тащила так, будто это единственное, что приказал мне господь сотворить хорошего в этой жизни. И… донесла. Аккуратно прислонила его к стене, открыла дверь. После такого пути переправить твоего отца через порог – показалось сущим пустяком… Главное, что успела! Успела…

Мама еще долго молчала, но с этой самой улыбкой на устах, которая будто повторяла: «Успела! Главное, успела!» Я не мог понять одного — как ей удалось почувствовать, отыскать, вытащить этого действительно тяжелого мужчину, которого даже я с трудом мог приподнять? Как?! Все это хотелось спросить у нее, но… Но зачем? Она так спокойна сейчас: нежная улыбка украшает ее лучезарные уста, глаза покоряют своей теплотой и лаской, и лишь ручки изредка вздрагивают от такого непосильного труда. Она медленно встала и направилась в другую комнату.

Стало как-то даже легче. Кажется, я снова взял контроль над собой. Внезапно и на моих устах нарисовалась настоящая, еле заметная даже мне самому улыбка, а из соседней комнаты тихо и спокойно донеслось: «Ох, еще чуть-чуть и все… Боже, радость-то какая, успела! Главное, успела!»

28.12.12

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + 7 =