Я смотрю на тебя… в упор.
Я смотрю на тебя… и думаю…
Может, к черту этот «топор»?
Хватит просто сидеть… как сутулые…

Хватит дико молчать. Не кричать.
Избегать взгляда, чувством ранимого.
Ты позволь мне хотя бы начать…
А потом хоть в раба, хоть в гонимого…

Я уйду! Да, и раньше вопил,
Что сорвусь. Потеряюсь дорогами.
Как никто не любил… и любил.
Измерял наши страсти не строками,

Не руками, не взглядами… Нет!
А лишь тем, как теряемся без вести…
Как вдыхаем невидимый свет,
Разрушая привычные трезвости.

Я давно уже так не грустил.
Ты же знаешь, уходим без повода.
Если б кто-то кого-то простил,
То, наверное, не было проводов.

Ты не видишь моих поездов.
Так куда же ты смотришь? Не в небо ли?!
У меня не хватает листов,
У меня не хватает… И не было

Ни чернил. Ни мотивов. Ни рифм.
Всё спокойно — река в полнолунии.
Это, знаешь, как тот самый миф:
Коль не пишет поэт – нет безумия.

Нет причин. Нет трагедий. Нет слёз,
Разрывающих душу на паперти…
Я с тобою бесцельно замёрз.
Я с тобою… не узник… но взаперти.

Отпусти. Или не отпускай…
Да, не важно. По-прежнему голые.
Одинокие птицы средь стай.
На полу рядом твари бесполые.

Даже пальцы боимся скрестить.
Даже души не верят, что порваны.
Да хоть кто-нибудь сможет простить?!
Или все мы настолько бракованы,

Что хватаем тот самый топор
И на казнь? Никакого сомнения.
Я смотрю на тебя… в упор.
И, походу, уже осложнения.

10.12.2017